Осложнения местной инъекционной анестезии

Будь готов к осложнениям

При использовании местной инъек­ционной анестезии могут возникать ос­ложнения локального и общего характе­ра. К наиболее вероятным местным ос­ложнениям следует отнести поврежде­ние сосуда и образование гематомы, отлом инъекционной иглы, поврежде­ние нервного ствола, разрыв мышечной ткани и развитие контрактуры, после-инъекционные боли и отек, порез мими­ческой мускулатуры, диплопию, некроз тканей. Возможными осложнениями общего характера являются отравление анестезирующим раствором, развитие анафилаксии и анафилактического шока.

Ошибки и местные осложнения при проведении анестезии

Любому оперативному вмешательству в челюст­но-лицевой области должно предшест­вовать полноценное обезболивание тканей, так как обезболивание в стома­тологии является не только проявлени­ем гуманности, но и мерой патогенети­ческой терапии применительно к тече­нию любого воспалительного процесса и заболевания травматического проис­хождения, развивающегося в шокогенной зоне.

Врач не может рассчитывать на неосложненное течение этих заболеваний, если он осуществлял вмешательство, не достигнув полного обезболивания в зоне воспаленных или поврежденных тканей.

Неполноценное  обезболивание одна из наиболее распространенных ошибок, допускаемых амбулаторными врачами при оказании помощи боль­ным во всех разделах специальности.

Другой часто допускаемой врачами ошибкой является слишком интен­сивное выведение анестетика из шприца или карпулы, чего не следу­ет допускать при проведении инфильтрационной анестезии в мягких тканях. Выводимый под высоким дав­лением анестетик не формирует депо обезболивающего раствора, необходи­мого для инфильтрации тканей у кон­чика иглы, а в виде струи выстрелива­ется вглубь и распыляется. В результа­те не достигается ожидаемый эффект обезболивания.

В то же время при внутрикостном введении анестетика, в частности при интралигаментарной анестезии, требуе­мый эффект обезболивания может быть достигнут только на основе его введе­ния под высоким давлением. Но и в этом случае надо иметь в виду, что чрезмерно форсированное введение раствора мо­жет привести к разрыву связок периодонта зуба и к его выталкиванию из лунки.

Другим осложнением является по­вреждение сосуда инъекционной иг­лой и образование гематомы. Чаще всего это осложнение наблюдается при внутриротовой «туберальной» анесте­зии, реже — при обезболивании под­глазничного нерва. Учитывая, что анестезия у бугра верхней челюсти не­избежно приводит к образованию ге­матомы, а ее нагноение — к возникно­вению флегмон крылонёбной ямки и подвисочного пространства и серьезно угрожает здоровью пациента, следует отказаться от применения этого спосо­ба анестезии, тем более что использо­вание инфильтрационного обезболива­ния с применением современных анес­тетиков вполне обеспечивает достижение оптимального эффекта анестезии для любого вмешательства стоматоло­га на анатомических структурах верх­ней челюсти.

Предупредить развитие гематомы при проведении анестезии у нижнепызпичного отверстия возможно про­двигая иглу за током анестезирующего раствора, избегая введения кончика иг­лы в канал, так как диффузионные воз­можности современных анестетиков вполне обеспечивают быстрое распространение введенного раствора и бло­каду нервного ствола. При подозрении на образование гематомы следует на несколько минут прижать участок тка­ней тампоном, после чего, дождавшись эффекта обезболивания, произвести планируемое вмешательство. Возмож­но использовать гипотермию. Спустя 3 дня — рассасывающую терапию.

Более тяжелым, хотя и редким ос­ложнением является отлом инъекци­онной иглы. Обычно это происходит в результате резких движений шприцем и тот момент, когда игла уже погружена в глубь мышечных тканей. Вероятность развития осложнений возрастает, если иглу погружают полностью, до канюли. Профилактика осложнений заключается и в контроле за качеством используе­мых инъекционных игл, в соблюдении правил выполнения анестезии, в част­ности недопустимость резких движений инъектором и полного погружения иглы в ткани. При отломе иглы ее можно удапить в условиях поликлиники толь­ко в случае, если виден конец отломан­ной части. В тех случаях, когда для удаления иглы необходимо рассечение тка­ней, больной должен быть госпитализирован, так как этому оперативному вмешательству должно предшествовать тщательное рентгенографическое исследование. К этому виду исследования приходится прибегать и на этапе прове­дения операции, а ее объем может оказаться значительным.

Сравнительно часто  наблюдается повреждение нервного ствола инъекционной иглой, в результате чего развивается  травматический   псмрпт, сопровождающийся парестезией или интенсивными болями. Предупредить развитие осложнения можно продвигая инъекционную иглу за током анестезирующего раствора. При возникновении парестезии или болей, продолжительность которых может исчисляться от 3—7 дней до нескольких месяцев, показаны физиотерапия, витаминотерапия (витамины группы В), анальгетики.

В результате повреждении инъек­ционной иглой волокон внутренней крыловидной мышцы может развиться ее контрактура и нарушение функции нижней челюсти. Для предупреждения осложнения при выполнении анестезин нижнего луночкового нерва следует тщательно соблюдать технику продвижения иглы до кости внутренней поверхности ветви челюсти к пижнечелюстному отверстию. Обычно удается устранить контрактуру через несколько дней, используя физиотерапию и обез боливающие средства. При более зитяжном ее течении показана механотерапия. Еще более тяжелое повреждение нервного ствола или мышечных волокон может произойти при наличии на­гнувшегося кончика инъекционной иглы, поэтому недопустимо использовать, деформированные иглы.

Послеинъекционные боли и отек являются следствием повреждения надкостницы или результатом чрезмерно интенсивного введения анестезирующего раствора в мягкие ткани. Другой причиной развития осложнений может быть использование анестезирующих растворов с истекшим сроком хранении. Профилактика осложнений заключается в соблюдении правил анестезии: исключение поднадкостного и из­лишне интенсивного введении анесте­тика в ткани, а также использование только сертифицированных анестети­ков и в сроки годности, указанные на упаковке или карпуле.

Лечение осложнений — физиотера­певтическое. Могут быть рекомендованы также обезболивающие и антигистаминные препараты (димедрол, супрастин).

Парез мимической мускулатуры является результатом блокирования анестезирующим раствором веточек ли­цевого нерва, что может наблюдаться при внеротовой анестезии на бугре верхней челюсти, при анестезии нижне­го луночкового нерва и др. Развившийся парез отдельных мимических мышц ли­ца проходит после окончания действия анестетика и не требует какого-либо ле­чения.

Развитие диплопии (двоения) яв­ляется следствием распространения анестезирующего раствора в подглаз­ничный канал при соответствующей анестезии, в результате чего развива­ется парез глазодвигательных мышц. Осложнение проходит после прекраще­ния анестезирующего действия.

Наиболее тяжелым осложнением, угрожающим здоровью, а иногда и жиз­ни больного, является некроз тканей, развивающийся в результате ошибоч­ного введения неизотонического рас­твора, например спирта, хлорида каль­ция, бензина или какого-либо другого фармакологического препарата. Пер­вый признак — резкая боль, появляю­щаяся уже в самом начале введения та­кого раствора. Необходимо немедленно прекратить введение препарата, ин­фильтрировать ткани слабым раство­ром анестетика и, по возможности, ши­роко рассечь их, обеспечив активное дренирование. Если неизотонический раствор введен в глубокие ткани, то пос­ле оказания помощи в указанном выше объеме больной должен быть немедленно госпитализирован, так как уже в ближайшее время может развиться значи­тельный отек тканей, который может распространиться на шею, вызвать за­труднение дыхания, в связи с чем потре­буется проведение неотложных реани­мационных мероприятий.

Мы наблюдали несколько больных, которым при проведении инъекцион­ной анестезии ошибочно были введены агрессивные жидкости. У одного из них в результате введения неизотоничного раствора у нижнечелюстного отверстия развился прогрессирующий некроз крылочелюстного и околочелюстного пространств и боковой поверхности шеи, в результате чего на 11-е сутки воз­никло кровотечение, потребовавшее перевязки наружной сонной артерии. У другого больного, в результате вве­дения спирта в крылочелюстное про­странство, возникло обширное рубцева­ние тканей, развилась стойкая контрак­тура нижней челюсти, что потребовало обширного оперативного вмешательст­ва. У третьей больной, подростка, оши­бочное введение 2 мл вазоконстрикторного препарата привело к трагическому исходу.

Профилактика подобного рода ос­ложнений обеспечивается использова­нием карпульной технологии, что ис­ключает подмену анестезирующего пре­парата любым другим.

Общие осложнения при местной анестезии

Частым осложнением мест­ной анестезии является развитие аллергигеской реакции. Реже других анестетиков это осложнение вызывают препараты артикаинового ряда. Но со­держащийся в их растворе стабилизатор вазоконстриктора — бисульфат нат­рия — способен вызвать аллергическую реакцию у пациентов, чувствительных к сере, что особенно опасно для страдаю­щих бронхиальной астмой.

Другим аллергеном является ис­пользуемый для консервации анестети­ков метилпарабен. Во избежание воз­можного осложнения следует использо­вать анестезирующие корпулированные растворы, не содержащие парабенов.

Другим осложнением, которое раз­вивается при местном применении анес­тезирующих растворов, является ток­сикоз. Это осложнение может явиться следствием или передозировки пре­парата, или его введения непосредст­венно в ток крови, в результате чего в те­чение короткого промежутка времени и крови создается высокая концентра­ции анестезирующего вещества.

Дли отравления новокаином характерны общая слабость, тошнота, уча­щение пульса, одышка, нарастающее возбуждение, а в тяжелых случаях — развитие тонических и клонических су­дорог, сменяющихся депрессией сердеч­ной деятельности и угнетением дыха­нии вплоть до их остановки. При отравлении тримекаином наблюдаются сни­жение артериального давления вплоть до развития коллапса, прекращение сердцебиения и остановка дыхания.

В значительно меньшей мере разви­тие токсикоза возможно при использо­вании препаратов артикаинового ряда. Учитывая, что максимально допусти­мая доза артикаина с вазоконстрпктором 5 мг/кг у детей 4—12 лет и 7 мг/кг у взрослых, т.е. соответственно 3 и 7 карпул по 1.8 мл 4% раствора, его передозировка маловероятна. Но если это происходит, развиваются реакции со стороны центральной нервной системы (ЦНС), что проявляется потерей сознания, расстройством дыхания, судорог.

Выраженным токсическим действи­ем обладают и водорастворимые анпликационные препараты (пиромекаип, тетракаин), что обусловлено высокой концентрацией анестетика и быстротой его всасывания в кровь.

Профилактика осложнения заключается в соблюдении норм дозировании обезболивающих средств и правил выполнения инъекционной анестезин: до введения раствора анестетика следует слегка потянуть на себя поршень шприца и убедиться в том, что игла не попалаа в русло кровеносного сосуда. При появлении крови в шприце следует изменить положение иглы.

При   легкой   степени   отравления больного переводят в горизонтальное положение, дают ему вдохнуть пары раствора аммиака (нашатырный спирт).  При тяжелой степени токсикоза оказание помощи начинают с немедленного введения внутривенно 1 — 2 мл 1% раствора тиопентала натрия и искусственной вентиляции легких. При наличии показаний применяют сердечно-сосудистые препараты и применяют меры к безотлагательной госпитализации больного.

Наиболее тяжелым  осложнением при проведении местной инъекционной анестезии является анафилактический шок. В основе его развитии лежит соединение аллергических антител с антигеном, в результате чего высвобождаются биологически активные вещества (гистамин, серотонин, брадикардин, ацетилхолин, гепарин и др.), которые вызы­вают нарушении микроциркуляции, по­вышение проницаемости сосудов, спазм гладкой мускулатуры и обусловливают перемещение крови на периферию. Пан более тяжелым проявлением анафилактического шока, характеризующимся возбуждением и быстрым последующим угасанием функции ЦНС, резким падением АД, бронхоспазмом, является анафилактический шок. Обычно анафи­лактический шок развивается у боль­ных, в анамнезе которых отмечались какие-либо аллергические реакции, в частности на пищевые продукты или ле­карственные препараты. Время разви­тия шока колеблется от нескольких се­кунд до 30 мин, причем, чем быстрее он развивается, тем неблагоприятнее про­гноз.

При первых же признаках развития анафилактического шока: беспокойст­ве, пульсирующих головных болях, по­явлении холодного пота, чувстве страха, шуме в ушах, кожном зуде, нарастаю­щем отеке Квинке, бледности кожи и слизистых оболочек, необходимо не­медленно прекратить введение анесте­зирующего раствора и ввести в место инъекции 0.5 мл 0.1% раствора адрена­лина и такую же дозу подкожно в любое другое место. Больному дают кислород, вводят кордиамин, кофеин, камфору, эуфиллин (10 мл 2.4% раствора эуфиллина плюс 20 мл 40% раствора глюкозы внутривенно). Кроме того, вводят антигистаминные препараты (1 мл 2.5% рас­твора пипольфена внутримышечно), глюкокортикоидные гормоны (1—2 мл 3% раствора преднизолона плюс 5% раствор глюкозы внутривенно). Вместе с тем следует срочно госпитализировать больного, если его состояние позволяет транспортировку на машине скорой по­мощи.

Предвидеть развитие анафилакти­ческого шока трудно, а иногда вообще невозможно. Тем не менее следует очень тщательно собирать анамнез, обращая особое внимание на сведения даже о легких аллергических реакциях, что должно явиться основанием для отказа от повторного применения вызвавшего их препарата.

Осложнения местной инъекционной анестезии: 2 комментария

  1. Zeynab

    6 dney nazad nachala lecheniye zubov.V nijney chasti szadi netu zubov,reshilas na stavniye metalo-keramicheskiye zubi!!!V nachale vse proxodilo ochen xorosho,a potom iz-za odnoqo ukola bil otek lica…uje 3 den ne proxodit,ne znayu shto delat!!!!

  2. Богдан

    По моему, при лечении зубов, лучше всегда делать анестезию.)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *